---------------------------- ---------- ---------- ----------

Вакансии


Плиточники


Штукатуры


Сантехник


Электрики


тел. 380-50-81
(с 18 до 21 часов)

Статистика сайта

Главная » 2012 » Сентябрь » 16 » Вузов развелось слишком много
15:22
Вузов развелось слишком много

[14.09.12] Интервью с новым ректором НГУ о платных студентах, низкой зарплате преподавателей и обязательном английском

Если не считать пропажи леса (на месте которого теперь строится новый главный корпус университета), за последние несколько лет в стенах НГУ на первый взгляд ровным счетом ничего не изменилось. Кажется, что даже объявления на стендах — те же самые. Между тем, люди в университете явно хотят перемен — этим летом они переизбрали ректора с разгромным (для ушедшего с этого поста Владимира Собянина) счетом. Новый ректор Михаил Федорук в предвыборной программе среди приоритетов для развития НГУ называл его продвижение в мировых рейтингах, укрепление внешних связей, бóльшую самостоятельность факультетов и студенческих организаций. В интервью НГС.НОВОСТИ господин Федорук рассказал, как он собирается вытаскивать НГУ на мировой уровень, что он думает о студентах-платниках и что в университете его не устраивает.

Справка:
Федорук Михаил Петрович — родился в 1956 году в селе Дупленка Коченевского района, в 1973–1974 годах учился на заочном отделении электромеханического факультета НЭТИ, в 1974–1975-м проходил службу в армии, в 1977–1982 годах учился на физическом факультете НГУ. Работал в Институте теоретической и прикладной механики СО АН СССР и Институте вычислительных технологий СО РАН. Доктор физико-математических наук. В июне 2012 года избран ректором НГУ (до этого занимал должность заместителя декана механико-математического факультета НГУ), получив 89 голосов из 154.

С какими результатами прошла приемная кампания? Как вы оцениваете новых студентов, насколько они отличаются от предыдущих поколений?


Приемная кампания завершилась в первую волну. Средний конкурс по университету — 11,7 человека на место, мы — на третьем месте среди классических вузов, после Московского и Санкт-Петербургского университетов. Понятно, что новое поколение отличается более слабой школьной подготовкой.

Практически на всех факультетах ребят приходится доводить до нужного уровня, прежде чем они смогут осваивать программу первого курса.

Каковы сильная и слабая стороны современного НГУ?

Сильнейшая сторона всегда — тесная связь с СО РАН. У нас около ста базовых кафедр в институтах СО РАН, такого нет ни в одном университете России уж точно. Это конкурентное преимущество, и я надеюсь, оно с годами будет только укрепляться. Сейчас появился еще и технопарк, и это тоже конкурентное преимущество: туда могут идти выпускники. Слабой стороной университета остается низкая зарплата преподавательского состава и в связи с этим — проблема смены поколений: привлечь молодежь при такой низкой зарплате трудно.

Как выглядит НГУ в сравнении с университетами США и Западной Европы?

Мы только 20 лет назад стали открытой страной. Естественно, что университету до сих пор не хватает открытости, притока кадров, мобильности студентов и преподавателей. Практически отсутствуют зарубежные преподаватели. Поэтому на глобальном рынке образовательных услуг мы выглядим не очень сильными. А конкурировать только на национальном рынке, когда страна стала открытой, — недостаточно.

В вашей предвыборной программе вы предлагали приоритеты: продвижение университета в мировых рейтингах и привлечение иностранных студентов. Как вы собираетесь это реализовывать практически?

Мы пытаемся продвигаться на международные рынки пока через страны Юго-Восточной Азии. В прошлом году был открыт китайско-российский Хэйлунцзянский институт, где мы будем обучать на русском языке китайских студентов. Еще один из способов взаимодействия с внешним миром — подписание договоров о сотрудничестве с ведущими университетами мира, выстраивание с ними отношений: стажировки преподавателей, обмен студентами, совместные исследования.

Понятно, что мы очень долго не сможем конкурировать с американскими университетами и по числу иностранных студентов, и по деньгам, которые они зарабатывают на глобальном рынке образования.

Пока у нас нет магистерских и аспирантских программ на английском. Трудность в том, что возраст, например, наших профессоров — около 60 лет. Не секрет, что люди старшего поколения плохо владеют разговорным английским (и я не исключение). У студентов, — ввиду открытости мира и перспектив выезда и отъезда за рубеж, — дело обстоит лучше. Но, все равно, как мне кажется, английский в университете надо подтягивать до свободного владения.

Насколько больше должен быть бюджет университета, чтобы приблизить его к желаемым показателям?

Сейчас мы получаем финансирование исходя из соотношения «один преподаватель на десять студентов». За счет внебюджетных средств доводим соотношение до одного к восьми. В ведущих столичных университетах страны это соотношение — один к трем или четырем. Сравнивать с зарубежными университетами наше финансирование бессмысленно, потому что бюджетная составляющая там играет малую роль — зато очень сильна роль пожертвований, целевых фондов. В западных университетах профессор получает около 5 тыс. долларов, наши профессора — значительно меньше. И даже чтобы поднять эту зарплату настолько, чтобы довести соотношение преподавателей и студентов до одного к четырем, университету нужно дополнительно еще 900 млн руб. финансирования ежегодно.

Какое сейчас соотношение платных и бесплатных студентов в НГУ? Какова ваша личная философия на этот счет: должно ли образование быть общедоступным?

У нас долго было 30 % платных и 70 % бюджетных студентов. И такое соотношение я считаю оптимальным. Но в этом году мы впервые вышли на рубеж, когда 1,5 тыс. абитуриентов, зачисленных на первый курс, разделились практически «50 на 50».

За счет платных студентов мы увеличиваем благосостояние наших факультетов. Обычно деньги, которые зарабатывал факультет, делились в пропорции 50 на 50 между университетскими и факультетскими расходами. В этом году мы приняли решение: 65 % будет идти факультетам, а 35 % — университетскому фонду.

Если говорить о доступности образования, то я сам происхожу из очень маленькой деревни в Новосибирской области — в 100 км от Академгородка. Понятно, что если бы в мои времена образование не было бесплатным и не было возможности льгот для жителей маленьких деревень (где уровень школьного образования всегда был ниже, чем в городах), многие люди — и уж я-то точно — не смогли бы получить достойного образования. Сейчас уровень образования в сельских школах стал еще ниже. И если мы не будем давать более или менее равный доступ к образованию людям с низким достатком, мы заведем страну куда-то не туда. Но и люди, которые могут заплатить, должны иметь возможность этим воспользоваться. Тут нужен дифференцированный подход.

Но, надо сказать, только денег недостаточно — люди с суммарным баллом ЕГЭ 150–160 у нас не выживают.

Считаете ли вы, что сегодняшнее количество вузов надо сократить?

Этим вроде уже озаботилась новая команда Министерства образования. Насколько я знаю, есть намерение сократить на 20 % число государственных вузов и на 30 % — негосударственных. Безусловно, вузов развелось слишком много, и порочная практика — называть все университетами. Наш-то университет просто таким родился! Он был университетом изначально. Все-таки это название подразумевает высшую ступень образования — и неправильно присваивать его всем подряд.

Когда вы в очередной раз слышите фразу «Образование все хуже, и НГУ — не исключение», вы мысленно соглашаетесь или думаете про контраргументы?

Я думаю, что образование в НГУ остается на достаточно высоком уровне. Хотя есть нюансы, связанные с тем, что приходит мало молодых преподавателей. Недавно я был на собрании кафедры общей физики и увидел много людей, которые учили еще меня. Понятно, что уровень преподавания этих людей по-прежнему остается высочайшим. Общий же уровень, хотя и упал немного, но остается высоким. Хотя есть проблема и в уровне выпускников, которые приходят воспринимать эти знания. Но, с другой стороны, посмотрите, сколько выпускников НГУ преподает и до сих пор котируется в зарубежных университетах. Возможно, в мировой научной элите примерно столько же наших выпускников, сколько МГУ. А ведь МГУ гораздо больше.

Как продвигается строительство нового главного корпуса?

Сейчас он находится на этапе строительства цокольного этажа, готов фундамент. В этом году освоены все бюджетные деньги — 300 млн руб., в следующем ожидается финансирование в размере 500 млн руб.

Еще через год — 1 млрд руб., в 2015 году — 1,5 млрд и в 2015 году корпус должен быть сдан, пусть и в гораздо меньшем виде, чем задумывался изначально.

Что из последнего созданного студентами самостоятельно вам кажется удачным?

Например, наш знаменитый КВН. Очень многие из создателей того знаменитого КВН НГУ являются моими личными друзьями. Автор шутки «Партия, дай порулить!» Костя Наумочкин — мой однокурсник…

Но это — история. А из более современных проектов?

И сейчас люди играют в КВН… А какие еще есть инициативы? Ну, давайте вспомним «Тотальный диктант», который мне очень нравится. И, скорее всего, я пойду его писать, — очень интересно, какую оценку в итоге получу.

Просмотров: 838 | Добавил: SANTEHSTROI | Теги: студент, ректором НГУ, Интервью | Рейтинг: 3.0/1

Обшивка лоджий

Ремонт коттеджей

Системы отопления